Когда дети зовут на помощь

Главная > Блог > Интересные случаи > Когда дети зовут на помощь

В моей работе иногда встречаются случаи симуляции нарушений слуха. Чаще это жалобы на одностороннюю тугоухость, реже – двустороннюю. Каждая такая история представляет собой маленький «детектив» с элементами театрализованного представления.

Симуляцию можно очень просто пропустить, особенно, когда делаешь аудиометрию не сам, а доверяешь медсестре-аудиометристу. Хотя опытная подчиненная может и заподозрить неладное, но иногда на стол тебе ложится бланк исследования с выявленными «нарушениями», которых в действительности нет, пациент активно предъявляет жалобы, а родители или родственники с тревогой смотрят на тебя. Несмотря на частую нехватку времени я всегда стремлюсь получить объективную информацию, на которую не может повлиять субъективизм пациента или медицинского персонала.

К счастью, в сурдологии есть целая батарея объективных тестов, результаты которых не подвластны воле пациента. Если думаете, что их выполнения достаточно для выявления симулянтов, то вы ошибаетесь. Да, для специалиста такой информации может быть достаточно. Но для родителей и родственников все это «филькина грамота». Они больше верят своему чаду, чем какому-то врачу. Важно каким-то образом «заставить» пациента признать, что у него все хорошо со слухом и продемонстрировать нормальную разборчивость шепотной и разговорной речи в контрасте с тем, что «было» в начале. И вот тут мне приходится становится актером.

При этом важно предоставить пациенту возможность выйти из ситуации красиво, не теряя лица. Я до этого простого тезиса не сразу «дошел». Ведь все мои исследования дают возможность понять обследуемому, что его «выводят» на чистую воду — уже никто ничего не спрашивает, не просит нажимать кнопку или повторять слова, а просто устанавливает датчики, а в особых случаях клеят электроды на голову. И в этих условиях нужно использовать волшебную «пилюлю», чтобы можно было скрыть обман со стороны пациента для окружающих. Сейчас поймете, о чем я.

Наиболее частая категория симулянтов тугоухости и глухоты, по моим наблюдениям, – девочки подросткового возраста. Ведь это отличная «придуманная» болезнь – температуры нет, ничего не болит, нет внешних признаков на теле, оперировать никто не будет. Знай себе – переспрашивай, говори, что не слышишь, да «пропускай мимо ушей», когда тебя зовут или обращаются. Не повторишь слова в кабинете врача, позже нажмешь кнопку при аудиометрии и дело в шляпе!

Расскажу два случая, которые мне запомнились особенно. Каждый сурдолог может припомнить подобное и имеет свой арсенал контрмер. Один мой уважаемый коллега для этого использует «лечебную» регистрацию отоакустической эмиссии.

Однажды, мне звонит врач оториноларинголог — с тревогой в голосе сообщает, что встретилась с прогрессирующим ухудшением слуха у девочки подросткового возраста и просит моей консультации. Выясняется, что ребенок получил курс интенсивной, но безуспешной «антиневритной» терапии в условиях стационара и был выписан без существенных улучшений. Через короткий промежуток времени вновь госпитализация – слух «упал» вплоть до двусторонней глухоты. Проведено объемное обследование и сейчас пациентка получает повторное лечение с использованием гормонов и прочих препаратов согласно стандартам. Родители в шоке – ребенок теряет слух, подозревают врачей в халатном отношении и пишут жалобы в министерство и прочие структуры. До меня были консультации двух сурдологов, заключения которых были однозначны – двусторонняя сенсоневральная тугоухость. «Пусть приезжают» — отвечаю я. А сам думаю – чем же я могу помочь, все и так делается весьма адекватно.

На следующий день ребенок с группой поддержки в виде мамы и бабушки был у меня. Начинаем с аудиограммы – двусторонние глубокие нарушения по сенсоневральному типу, аналогичные уже имеющимся исследованиям на руках. Объективизирую процесс: отоакустическая эмиссия регистрируется с двух сторон, тимпанограмма тип А и акустические рефлексы в наличии. Понимаю, что передо мной симулянт. Несмотря на то, что девочка старательно имитирует, что меня не слышит сообщаю ей: «Я знаю, что ты хорошо слышишь. Даю тебе 5 минут подумать и поговорить с матерью. Если не признаешься – делаем регистрацию коротколатентных слуховых вызванных потенциалов и тебе потом будет совсем стыдно». Тогда я еще не пришел к мысли, что я должен дать возможности «сохранить лицо» пациенту и поступил достаточно прямолинейно. Выхожу из кабинета и оставляю моих посетителей наедине. Через несколько минут с расширенными глазами ко мне выходит мама: «Вы были правы. Она нам призналась, что обманывала нас и отлично слышит. Мы в шоке – столько жалоб написали на врачей, как же теперь нам быть». Переделываем аудиометрию, перепроверяем расстояния восприятия шепотной и разговорной речи – все в норме.

Второй случай был совсем недавно. И он меня поразил – я не ожидал симуляции от 9 летнего мальчика. Не тот возраст, чтобы придумать столь изощрённый обман. Но насторожила фраза матери при сборе анамнеза: «Он подошел ко мне и попросил отвести к врачу, т.к. плохо слышит на одно ухо». Очень странная формулировка и поведение маленького пациента. На аудиометрии – односторонняя сенсоневральная тугоухость III степени. Делаю те же объективные тесты, что и в вышеописанном случае и понимаю, что все в порядке. «У меня есть эффективный метод лечения твоей проблемы. Сейчас ты все будешь слышать» — сообщаю я ребенку и отправляюсь за баллоном Политцера. Это моя чудодейственная «пилюля». Продувание слуховых труб совершает чудо – слух восстанавливается, показатели аудиометрии и расстояние восприятия шепотной и разговорной речи становятся нормальными, ребенок демонстрирует счастье.

В обоих случаях я наедине поговорил с родственниками и сообщил, что дети скорее всего имеют веские причины для такой симуляции – они обращают на себя внимание таким образом, зовут на помощь. Прошу не ругать своих чад, хорошенько подумать и оказать поддержку. Возможных проблем у девочки подростка в беседе выяснить не удалось, а может мне просто не захотели сообщить о них. А вот мама мальчика со мной пришла к выводу, что причина в неадекватном поведении учителя в школе по отношению к сыну и соответствующей конфликтной ситуации. Ребенок не хотел идти в школу и нашел такой выход, т.к. родители встали на сторону преподавателя, и он не мог доказать им, что к нему просто придираются.

Я не психолог, даже не увлекаюсь подобным, но мне кажется, что дети, симулируя потерю слуха, зовут на помощь к себе. И это не должно оставаться без внимания со стороны родителей.